вторник, 5 января 2016 г.

монкухен, маслины и виски

В «Синдроме Петрушки» Дины Рубиной в части третьей, седьмой главе профессор Вацлав Ратт угощает главного героя Петра Уксусова монкухеном. Там достаточно протяжённо описан процесс похода в беккерай и выбора пирога. А потом герои закусывают этим пирогом виски (уже на кухне у герра Ратта). Ещё у них на закуску – маслины. Это которые чёрные. Пирог тоже чёрный – монкухен, он с маком; с толстым, минимум сантиметра в три, слоем маковой начинки.

Профессор Ратт живёт в Берлине, а мы тоже на рождественские поехали в Берлин, и на Рождество мы тоже пьём много виски (потому что в Берлине его много продаётся всяких сортов и стоит оно достаточно дёшево).

И вот приехали, и виски, действительно, уже отсвечивало под ёлкой (Егор приехал раньше нас и купил сразу бутылку бурбона). И две банки фирменных кауфландовских маслин стояли у мамы в кухонном шкафчике с крупами. В общем, я уже заранее решила, а тут решила ещё раз – купить монкухен и съесть его именно с маслинами и с виски.

Уже на следующий день оказалось, что найти монкухен – проблема (может, не сезон). Видела монторте, монштрудель и монштоллен (штоллены люблю, но монштоллены продавали только большими кусками за 6-7 евро, куда мне такой, я столько не выпью). Именно монкухен нигде не увидела.

Через два дня занесла задачу купить монкухен в список дел на день. И уже ходила и искала его не между делом, а целенаправленно. Но только под самый Новый год, 30 января, нашла наконец на каком-то вокзале. Выглядел он не так, как описан у Рубиной, и я не решилась тратиться. А пару часов спустя, на Хауптбанхофе, в Backwerk, где пила кофе, не выдержала и купила штройзелькухен (масло взбивают с сахаром, добавляют муку и получается такая крошка, которую самодостаточно высыпать на сдобное тесто и испечь, и будет счастье. Бабуля в детстве посыпала штройзелем, мне кажется, пироги и с вишней, и с яблоками, и любые другие).

Штройзель в Backwerk был такой кругленький и свежий. И я вспомнила, что профессор в «Петрушке» тоже выбирал – между штройзелькухеном, кезэкухеном, монкухеном и апфельштруделем. Купил бы не мон-, а штройзелькухен, им бы и закусывали. Логично. Поэтому я тоже купила штройзель. На толстой картонной тарелочке, запакованный ещё в пергаментный пакет, сложила в рюкзак.

Через час, наверное, на Фридрихштрассе, опять же на вокзале, я опять увидела монкухен, не помню только, в каком беккерае. Он опять от литературного своего собрата отличался, но ладно, евро сорок пять, купила айн штюк (один кусок).

А потом мы встретились наконец с Олькой в Шарлоттенбурге и пошли есть суши в Kuchi на Кантштрассе, столик наш был у окна, и ровно через улицу находился der Kuchenladen.



Кондитерская лавка. Не сеть, а единственная в Берлине кондитерская, где на пятнадцать столиков пятьдесять посетителей, сидят чуть не друг у друга на головах, все довольные, шумно общаются и кофе пахнет.

Мы, хоть и объелись изрядно суши, зашли туда с Олькой, чтобы купить что-нибудь to go. И сразу, вот прям сразу же увидели монторте, а на соседнем прилавке – монкухен, только как-то иначе он назывался, но был именно такой, как надо – высокий, свеженький, шикарный. И, конечно, я купила этот монкухен. Айн, но внушительный штюк.

Я приехала домой часов в восемь вечера, потом ходила ещё к дядьке на кофе, потом пекла огромный наполеон для новогоднего стола. И только где-то в 01.00 31 декабря выпила наконец бурбона и закусывала его монкухеном из лавки и фирменными кауфландовскими маслинами. Сладкий чёрный пирог, солёные маслины и виски. Один раз выпила, съела один кусочек пирога и несколько маслин. Сочетание вкусов, фактур, температур. Надо было профессору придумать, писателю описать и мне упереться, чтобы всё это попробовать.

Один глоток, один кусочек и больше не хочется, потому что всё так прекрасно, как в том случае, когда ты находишь наконец своё свадебное платье.

На монкухене, кстати, штройзель)) А в маке – изюм и грецкие орехи


А штройзелькухен и монкухен с Фридрихштрассе я до дома не довезла. Когда переходила с с-бана на у-бан, искала какого-нибудь бездомного на Цоологишен-Гартен, а в итоге отдала пироги уличному музыканту на Потсдамере. У него была высокая вязаная шапка. Он сказал мне Danke schön! Через несколько минут я купила у индуса на Sony-центре похожую шапку, только с помпоном и не серую, а розовую.

Комментариев нет:

Отправить комментарий